Когда наши смартфоны станут кошельками: интервью с Юрием Батхиным (Mastercard)

Автор: , 11.08.2017, 00:00

О теме платежей с помощью смартфона говорят уже много. Все мы слышали про Samsung Pay и Apple Pay. Кто-то уже даже пользовался или пользуется аналогичными решениями, которые уже начинают предлагать украинские банки. О том что стоит за внедрением этих технологий, что препятствует их распространению и какие еще новшества ждут нас в ближайшее время мы говорим с Юрием Батхиным, директором по развитию бизнеса в Украине, Молдове, Грузии и странах Центральной Азии.

Когда наши смартфоны станут кошельками: интервью с Юрием Батхиным (Mastercard)

О теме платежей с помощью смартфона говорят уже много. Все мы слышали про Samsung Pay и Apple Pay. Кто-то уже даже пользовался или пользуется аналогичными решениями, которые уже начинают предлагать украинские банки. О том, что стоит за внедрением этих технологий, что препятствует их распространению и какие еще новшества ждут нас в ближайшее время мы говорим с Юрием Батхиным, директором по развитию бизнеса Mastercard в Украине, Молдове, Грузии и странах Центральной Азии.

gagadget: Итак, что мешает внедрению бесконтактных платежей с помощью смартфонов? К ним не готовы производители смартфонов или покупатели, которых еще предстоит обучить? Есть ли преграды со стороны законодательства??

Юрий Батхин: Сейчас в Украине основной фокус идет больше в сторону создания и внедрения таких решений самими банками. Тому пример — реализация и запуск в январе решения с нашим партнером Кредобанком, и их кошелек KredoPay. По такому же пути идет еще целый ряд банков Украины. Сегодня на нашей платформе MDES (Mastercard Digital Enablement Service — платформа токенизации Mastercard — примечание редакции) работает решение с Кредобанком и ПриватБанком. В этом году у нас, скорее всего, будет возможность анонсировать и рассказать о других решениях. Это будут не единичные решения. Все это свидетельствует о том, что рынок скорее готов, чем не готов к ним. Есть спрос со стороны банков-эмитентов, они уже видят в этих проектах не только какие-то имиджевые составляющие, а это хороший задел для развития цифровых технологий банками. Есть много интересных преимуществ для банка. Меняется подход к выпуску карты и её обслуживанию. Существенно продлевается жизненный цикл карты. Клиенту не надо приходить в банк за новой картой, она доставляется в мобильных кошелек банка «по воздуху». Изменяются подходы к обслуживанию, и банкам это интересно.

Мобильный телефон — это все-таки «живое» устройство. Это устройство коммуникации банка с клиентом, возможность акцентировать внимание на интересных акционных предложениях. Это возможность вовлечения клиента в такое модное понятие, как геймификация. И не только самим банком, но и его партнерами. Это возможность использования гео-таргетирования. Тут есть, что предложить клиентам, и, я уверен, что банки будут предоставлять клиентам очень интересные решения.

gagadget: С точки зрения банка — главное преимущество платежей с использованием смартфонов заключается в снижении операционных расходов? Выпускать пластик не нужно, и, соответственно, меньше расходов?

Юрий Батхин: Это если говорить об операционной стороне вопроса. А если говорить о маркетинге, о коммуникации с клиентом — то конечно, через телефон открываются совершенно другие возможности, для банка в первую очередь. Нам было бы интересно, чтобы в Украину зашли такие сервис-провайдеры как Samsung Pay, Apple Pay и Android Pay. И тут, к сожалению, не все зависит от нас и банков-эмитентов.

Готовность рынка, на самом деле, очень высокая. Тому свидетельствует количество бесконтактных терминалов, их уже более 50%.

В крупных городах масштаба Киева, Львова, Одессы, Харькова сложно, наверное, найти магазин, заправку без терминалов. В Киеве, например, есть также решения в таких объектах, как метрополитен, фуникулер, скоростной трамвай, зоопарк, где у вас есть  возможность рассчитаться бесконтактной картой. Что на самом деле очень интересно [для того] чтобы приходили решения с цифровыми кошельками, с новыми видами бесконтактной оплаты. Мы как Mastercard всячески способствуем тому, чтобы платежная сфера и инфраструктура активно развивалась. Работаем с парковками, работаем с вендингом. Все это новые направления, которые очень интересны для развития бесконтактных платежей.

gagadget: Выходит, есть прямая связь между платформой MDES и приходом глобальных игроков?

Юрий Батхин: Безусловно, все это связано. Потому что все решения глобальных партнеров — Apple, Windows, Google, Samsung, — используют нашу платформу Mastercard Digital Enablement Service. И что интересно для них — это то, что проекты, которые сейчас запускаются в Украине банками-эмитентами: Кредобанком и другими, построены на нашей платформе. Соответственно, в Украине готова не только инфраструктура приема бесконтактных карт, но и сами банки-эмитенты — с точки зрения того, что они уже интегрированы с этой платформой. Решение только за эмитентами (операторами) платежных кошельков. Здесь сложно комментировать причины — почему они приходят в те или другие страны. У них свое видение, они по-своему выстраивают roadmap. Как правило, бизнес у них начинается в США. Дальше они смотрят на достаточно крупные рынки Европы и Юго-Восточной Азии. По моей оценке и мнению, которое я слышу от банков, операторам мобильных кошельков также интересно сотрудничать с такими (имеющими свои платежные решения — примечание редакции) компаниями.

gagadget: Что является главной преградой для банков в самостоятельном выпуске приложения для оплаты смартфоном? Как сейчас простому человеку объяснить — почему к его смартфону с NFC нельзя привязать его банковскую карту?

Юрий Батхин: Прежде всего, как таковых мобильных кошельков до последнего времени на рынке не существовало. По большей части, банки Украины — это не IT-компании. Соответственно, нужен был еще один партнер, как правило это IT-компания, которая бы создала такое решение. Сейчас в Украине есть два пути развития. Либо решение создается самим банком, как у Приватбанка. И тогда такое решение является развитием существующего мобильного банкинга. И все существующие клиенты получат новую функциональность внутри мобильного банка. Либо — создание отдельного приложения, таким путем, например, пошел Kredobank. NFC-кошелек находится не внутри их приложения для мобильного банкинга, это отдельная программа. Во многом выбор пути зависит от стратегии банка — как он видит развитие своих удаленных каналов коммуникации: в виде расширения функциональности уже существующего приложения или запуск отдельного приложения для той категории своих клиентов, которым необходима только эта функциональность.

gagadget: Что мешает в первую очередь производителям смартфонов развивать эти платежные системы? Неготовность банков, или самих платежных систем??

Юрий Батхин: С точки зрения Украины как рынка им ничего не мешает, потому что рынок достаточно готов. У нас все еще не такие высокие цифры по количеству готовых устройств, поддерживающих технологию NFC. Хотя, с каждым годом эти цифры растут, и на самом деле, для решения на базе Android у нас рынок очень сильно развился. По нашим оценкам, сейчас порядка 65% — это рынок Android-устройств. Из них более 30% поддерживают, либо готовы поддерживать NFC, а это уже немало. Соответственно, основной стоппер — это их внутреннее видение перспектив рынка. И стран, готовых к бесконтактным решениям, в мире достаточно много. Каждый год до 10 новых стран запускают NFC решения, может чуть больше. Поэтому, скорее всего, следующий год будет годом Украины с точки зрения сотрудничества с глобальными провайдерами цифровых кошельков.

gagadget: А почему всего 10 стран в год? Это такой трудоемкий процесс?

Юрий Батхин: Это решение определяет для себя каждый провайдер. Наличие интереса банков-эмитентов, наличие инфраструктуры приема бесконтактных карт. плюс доступность MDES-платформы в стране – это те три основные фактора, которые дают возможность прихода этим компаниям на рынок. Украина готова, теперь вопрос за ними.

gagadget: По поводу платежей за проезд в транспорте. Законодательную базу по электронным билетам уже приняли. Почему нельзя сделать так, чтобы электронный билет сразу был банковской картой? В чем вы здесь видите главную проблему?

Юрий Батхин: На самом деле, это наша идея, наша цель. Это то, о чем много говорили за последние 2 года. Транспортным предприятиям достаточно сложно (и они сами этого не отрицают) обслуживать дополнительную инфраструктуру выпуска электронных проездных документов. То, что делает Mastercard в области транзитных решений, —проекты, которые мы реализуем в мире и в Украине, — это так называемые проекты открытых решений, открытой инфраструктуры. Особенно в городах, где развита туристическая сфера. Когда вы приехали в чужой город, вы достали свою банковскую карту из кошелька и рассчитались за поездку (вам не нужно продумывать, сколько еще поездок вам сегодня надо будет сделать и оплачивать их заранее, оформлять дополнительную карту). И для вас нет необходимости в изучении разнообразных тарифов, ведь в каждом городе, каждой стране свои тарифные системы и свои подходы.

А мешает, скорее всего, уровень понимания транспортными компаниями всех преимуществ таких открытых решений, есть также нюансы в законодательстве, требующие доработки. Сейчас, если вы посмотрите на развитие карточных технологий, очень многие вещи диктуются тем, что удобно клиенту. И клиенты начинают диктовать соответствующие решения. Транспортные компании еще не до конца понимают все технологические выгоды от бесконтактных решений

gagadget: Получается, одна из ваших задач — разъяснять в том числе транспортным компаниям, а это в каждом городе отдельно?

Юрий Батхин: Это достаточно сложно, и мы это делаем, но главный наш способ разъяснений – это демонстрация того, как это работает. Если взять пример Киева, каждый может, скажем, зайти в метро, и бесконтактной картой оплатить за проезд – и личный опыт работает лучше слов. Результаты красноречивы: сейчас уже оплачено более 10 миллионов поездок бесконтактно в метрополитене за период существования этого решения. В день оплачивается более 37 000 поездок. Вот это тот пример того, как эти решения работают.

gagadget: Для вас это был больше имиджевый проект?

Юрий Батхин: Скорее, для нас это был демонстрационный рабочий проект, чтобы показать, что такие решения могут и должны работать в Украине. По поводу того, что собственно мешает масштабировать эти проекты в других городах, а не только на турникетных объектах, тут есть два вопроса. Один из них — юридический, по поводу электронного билета. У нас уже фактически определено на законодательном уровне понятие электронного билета. Закон уже позволил местным органам власти для себя определять форм-фактор. Вторая проблема касается фискализации. Эта проблема не решена, это сложный и дорогостоящий процесс, необходима имплементация фискальных блоков на все объекты. И если мы говорим о наземном транспорте, где нет фискальных блоков, где даже непонятно, куда их установить физически, — это мало реально. И это сдерживает с точки зрения инфраструктуры распространение электронного билета в форме открытой модели. Когда карта любого банка мира является электронным билетом.

gagadget: То есть главная проблема в отсутствии  турникета в автобусе?

Юрий Батхин: Да, и установка таких решений требует больших инвестиций. Проект Mastercard с киевским метрополитеном — это стратегические инвестиции. Подобные проекты дорогостоящие, и с инженерной точки зрения это был очень сложный проект. Турникетные модули в метро – 60-х годов прошлого века. Для того чтобы «спаять» решение 21 века с тем, что там стоит, пришлось искать дополнительные инженерные решения. Пока транспортные компании не смогут отчитываться перед ДФС о фискализации проезда из каждого автобуса, трамвая или троллейбуса альтернативным способом — без фискального чека — сложно внедрить такие решения в наземном транспорте.

Каждый проезд в метро фискализируется. В каждом турникете стоит фискальный блок. Наша система и терминал интегрированы. Вы платите картой за проезд – фискальные отчет идет в налоговую. С каждой транзакции. Есть другие способы фискализировать оплаты, абсолютно законные и эффективные (например, банковская выписка по транспортному предприятию). И они уберут необходимость в фискализации каждого платежа в том виде, как она есть сейчас. Вот этот момент очень сильно сдерживает масштабирование [подобных] проектов в разных видах транспорта в Украине, так как процесс установки фискальных блоков в необходимом количестве требует значительных ресурсов, в том числе денежных. Сегодня сделаны определенные шаги на законодательном уровне по поводу облачной фискализации. Но пока этот вопрос не решен. 

gagadget: То есть электронный билет мы увидим не скоро?

Юрий Батхин: Электронный билет в виде открытого решения, когда в том числе одним из средств оплаты за проезд будет банковская карта, будет во многом зависеть от законодательства. Первый шаг сделан, но нужен еще второй.

gagadget: В том же Лондоне нет турникетов, там все оплачивается банковской карточкой.

Юрий Батхин: Там стоят терминалы. Кстати, на первом этапе технология была внедрена в автобусы, а потом уже – в метро. В нашем случае турникет — это система и правильного учета поездки, и правильного комплексного процесса фискализации, включающего сам факт оплаты. 

gagadget: Плюс, в наших условиях нет жестких правил, когда все пассажиры входят через переднюю дверь?

Юрий Батхин: Это тоже можно решить, можно поставить валидаторы возле каждой двери. Наверное, мы не скоро еще дойдем до того, что у нас будет регламентация — какие двери для входа, а какие — для выхода. Но вопрос даже не в количестве валидаторов в каждом троллейбусе. Вопрос в том, чтобы у транспортной компании не было потом проблем с налоговой, с фискальными отчетами. Сейчас это делать достаточно сложно. Как правило, внедрение новых технологий поднимает очень и очень давние вопросы, к сожалению. 

gagadget: Если вы со своей платформой готовы к внедрению бесконтактных платежей, аудитория и точки, где можно эти деньги тратить — тоже готовы. Что же тогда является главной преградой для распространения бесконтактной оплаты с помощью смартфонов?

Юрий Батхин: Первой преградой была техническая сложность внедрения таких решений, их создание. История уходит примерно на три года в прошлое, когда сначала Google создал технологию Host Card Emulation (HCE) и выпустил ее вместе с очередной версией операционной системы Android. Это была осень 2013 года. После этого, компания Mastercard в 2014 году опубликовала первый раз техническую спецификацию для использования HCE технологии Google под названием Mastercard Cloud Based Payments. В ее основе, собственно, и лежало использование HCE технологии Google. И после этого у наших банков, партнеров появилась возможность строить решения с использованием этой концепции. Преимущество этого решения заключалось в том, что по сути оно могло работать на любом Android-устройстве, с соответствующей версией операционной системы с наличием NFC-модуля. Что сразу же существенно расширило список моделей, которые поддерживали такое решение.

Когда наши смартфоны станут кошельками: интервью с Юрием Батхиным (Mastercard)-2

Однако банкам все равно достаточно сложно было самим создавать такие решения. И на помощь пришел Masterсard, со своей платформой токенизации Mastercard Digital Enablement Service (MDES). Жизнь платформы началась с запуском первых глобальных решений. Первым был Apple Pay осенью 2014 года. После этого, подобные решения возникли с кошельком Android Pay, Samsung Pay и так далее. Через какое-то время платформа стала доступна не только для сотрудничества с глобальными вендорами, крупными компаниями, но и для создания эмитентских кошельков. По этому пути сейчас и пошли наши банки. Сегодня он очень сильно упростился для банков, потому что ключевые, важные технологические и функциональные моменты безопасности на себя взяла наша платформа. Дальше нужен или владелец кошелька, или банк может сам создать такой кошелек с помощью своей IT-инфраструктуры. После этого банк как эмитент присоединяется к платформе. В 2017 году такие решения достаточно активно внедряются, и я прогнозирую появление на рынке еще несколько таких решений уже в этом году. 

gagadget: А что мешает производителям телефонов? Им нужно иметь соглашения с каким-то банком?

Юрий Батхин: Безусловно, производителю телефонов нужно договорится с ключевыми игроками рынка о сотрудничестве. С тем, чтобы карты банков оказались в его кошельке. Наличие платформы токенизации в стране, интегрированность банков, несомненно облегчит и Samsung, и Google такую кооперацию, но договориться нужно, потому что реальная банковская карточка окажется в электронном кошельке.

gagadget: И кроме банка нужно еще партнерство платежной системы?

Юрий Батхин: Да. Но этот вопрос решается глобально, поскольку, запустив такую кооперацию на одном из рынков, например, в США, в действие вступает глобальное соглашение, которое позволяет такому провайдеру кошелька взаимодействовать с банками, практически, во всех странах, где работает Mastercard.

gagadget: Выходит, что на пути к запуску у нас Apple Pay, Samsung Pay и Android Pay сейчас самая главная задержка со стороны банков? И как только они готовы выпускать приложения, вы готовы этому содействовать?

Юрий Батхин: Безусловно. Что мы и делаем сейчас. Существует много инструментов [для продвижения таких решений], и у каждого банка свои каналы коммуникации . У многих банков уже достаточно высокая вовлеченность их пользователей в те или иные удаленные каналы. Если вы — пользователь интернет-банкинга, то, наверное, не так уж и сложно вам предложить пользоваться мобильным банком, даже если вы до этого им не воспользовались. 

gagadget: Как вовлечь как раз понятно. Сложность с тем, что фактически инициатором запуска таких платежных систем должны быть банки?

Юрий Батхин: С запуском таких платежных кошельков — да. На этом этапе, действительно, инициатором должны быть банки, а мы активно вовлекаемся и помогаем. Они сейчас как раз и взяли на себя такую функцию — создать кошелек, в партнерстве с каким-то вендором. Что интересно, в Украине сейчас уже есть несколько IT-компаний, которые создают такие решения.

Mastercard дает достаточно много интересных инструментов для банковских IT-партнёров. У нас есть и специальный SDK, для создания таких решений.

gagadget: А сам SDK в открытом доступе или нужно какое-то партнерское соглашение?

Юрий Батхин: Нужно партнерское соглашение, лицензирование с нашей стороны. Но сам SDK бесплатный. И это большое подспорье для IT-компаний для создания таких кошельков. И на самом деле, во всех решениях, которые в Украине уже есть, либо разрабатываются, используется наш SDK. Мы вообще достаточно активно стали предоставлять в пользование свои IT-инструменты. И сейчас имеем большой набор из 25 различных API. Некоторые из них как раз помогают интегрировать мобильные кошельки с бесконтактной оплатой. Есть API, которые позволяют достаточно легко интегрировать взаимодействие с нашим кошельком Masterpass для партнеров – интернет-торговцев, сервис-провайдеров. Основной акцент развития с нашей стороны в этой области в последнее время — это открытие наших API для мобильных решений. 

gagadget: Кстати, насчет Masterpass. Есть статистика, которой можете поделиться, успехом? Какие магазины, сколько операций проходит?

Юрий Батхин: Основной наш успех, это то, что мы его запустили в прошлом году, и на сегодня интегрировали в ряд востребованных сервисов, мобильных приложений.

gagadget: Я был на презентации.

Юрий Батхин: Надеюсь, вам понравилось.

gagadget: Это было интересно, но оплатить такси  с помощью Masterpass и уехать так и не смог. 

Юрий Батхин: Мы делаем работу над ошибками, улучшаем сервисы. Из интересного и произошедшего за последние полгода — это то, что уже больше 2000 магазинов подключены к Masterpass. Мы были первыми в мире и в Украине, кто сделал интеграцию сервиса переводов с карты на карту с Masterpass – Karton.ua. И сейчас надо сделать буквально три действия, для того, чтобы совершить перевод. Это очень удобно. А совсем недавно в партнерстве с LeoGaming запустили чат-бота для денежных переводов в Facebook.

Опять-таки, Украина была первая в мире, где мы провели интеграцию Masterpass с сервис-провайдерами по платежам в электронной коммерции (portmone.com, iPay.ua). В апреле внедрили Masterpass в приложение для оплаты топлива на АЗС WOG — чтобы рассчитаться за него, теперь не обязательно даже выходить из машины. Сегодня также решения для оплат с Masterpass интегрировано в мобильное приложение Vodafone Pay с доступом к более 300 сервисам со смартфона.

Мы стремимся к тому, чтобы в этом году Masterpass стал де-факто новым стандартным для электронной коммерции. 

gagadget: Я правильно понимаю, что у Apple Pay, Samsung Pay есть какие-то собственные системы платежей? Или у них есть глобальный партнер, который занимается этим?

Юрий Батхин: По сути эти игроки предлагают просто мобильный кошелек-приложение.

gagadget: То есть, нужен глобальный партнер, который будет авторизировать все это?

Юрий Батхин: Глобальным партнером, с одной стороны, являемся мы. Это наша существующая авторизационная платформа, и наша платформа MDES, которая помогает создать цифровую карту и сделать ее доставку в приложение. Samsung Pay — это просто приложение у вас на телефоне, только на специальных моделях, которые его поддерживают. Android Pay — это такое же отдельное приложение у вас на телефоне. Соответственно, MDES помогает создать цифровую карту, доставить вам ее в приложение, а Mastercard, наша процессинговая система и банк-эмитент вашей карты помогают вам, собственно, этот платеж выполнить, вместе с инфраструктурой эквайринга.

gagadget: То есть и Apple Pay, и Samsung Pay используют MDES?

Юрий Батхин:  Да, они и все аналогичные решения интегрированы с MDES. Это упрощает для них задачу — они интегрируются один раз, и дальше это решение реплицируют с теми или иными особенностями в зависимости от рынка. Их решения не являются платежными системами, это кошельки. Преимущества такого кошелька в том, что там будут храниться карты разных банков, с которыми они сотрудничают на местном рынке. Если у вас карта ПриватБанка и Укрсиббанка и оба банка сотрудничают с сервис-провайдерами, соответственно обе эти карты окажутся в цифровом кошельке.

gagadget: И есть разные платежные системы карт.

Юрий Батхин: Да – в зависимости от того, с кем сотрудничает эмитент кошелька на этом рынке. Соответственно, держатели таких карт получают возможность оцифровать этот кошелек.

gagadget: Но, например, Samsung говорит о том, что у них специальная технология, позволяющая бесконтактно считывать данные магнитной ленты на старых картах. Можете как-то прокомментировать принцип?

Юрий Батхин: Из той информации, которая доступна публично, могу сказать, что действительно в решении Samsung Pay есть возможность оплачивать бесконтактно даже на терминалах, которые не поддерживают технологии NFC. 

gagadget: То есть, у них ноу-хау есть?

Юрий Батхин: У них есть ноу-хау, которые являются реализацией только их решений. Пока в Украине таких решений нет, нам сложно оценить, как это работает. По их словам, «работает почти на всех терминалах».

gagadget: Да, но с другой стороны, их тоже можно понять: они не могут гарантировать работу в 100% случаев, всего и везде. 

Юрий Батхин: В то же время, доступность для авторизационной системы Mastercard — 99,9%. Почти 100%. 

Когда наши смартфоны станут кошельками: интервью с Юрием Батхиным (Mastercard)-3

gagadget: А как происходит обработка транзакции, платежная транзакция?

Юрий Батхин:  В самих аппаратах Samsung стоит специальный дополнительный модуль магнитной индукции, который умеет взаимодействовать с обычным ридером магнитной полосы, установленной на терминале, передавая туда, по сути, данные магнитной карты. И вместо того, чтобы прочитать магнитную полосу вашей карты, вы подносите телефон, и он передает информацию с карты в центр Samsung. С нами это решение уже работает в нескольких странах. На самом деле, в Украине уже больше 50% терминалов — бесконтактные. По нашим правилам, к 2020 году все терминалы в регионе Mastercard Europe должны стать бесконтактными. Так что, наверное, для нашего рынка эта особенность Samsung Pay уже будет не столь критична, как она была, например, для США, где бесконтактная технология не развивалась столь стремительно. 

gagadget: По безопасности — всё берет на себя платформа MDES, и, соответственно, банк уже в меньшей степени может беспокоиться об этом? 

Юрий Батхин: Все зависит от банка. Каждый банк заботится о своей безопасности по-своему. Здесь очень интересно поговорить о пользовательском опыте. Потому что именно он является драйвером. Если будет неудобно использовать это решение, то клиенты не будут им пользоваться. У нас в стране клиенты уже привыкли голосовать ногами против плохих решений. Наши технологии, наши спецификации позволяют банкам реализовать разные решения. Например, в решении Кредобанка, в кошельке KredoPay перед каждой оплатой необходимо ввести специальный мобильный пин-код, который клиент создает при первой загрузке карты. И это является одним из важных инструментов безопасности платежей. В других решениях уже используется биометрия. Повсеместное использование биометрии, я имею ввиду считывание отпечатка пальца, пока невозможно. Поскольку еще не все смартфоны его поддерживают. Как правило, это функциональность флагманов либо линейки среднего уровня.

gagadget: Но с каждым годом будет все проще?

Юрий Батхин: Ситуация повторяется с оснащением смартфонов NFC-модулем. С каждым годом эти технологии становятся доступны в следующих линейках, более бюджетных вариантах.

Скорее всего, идентификация с помощью биометрии в ближайшее время станет одним из превалирующих факторов.

Это удобный способ идентификации пользователя для того, чтобы совершать платежи. Не только бесконтактные, но и, например, платежи с использованием Masterpass при оплате смартфоном. Уже действует стандарт для селфи-идентификации (речь о сканировании лица — примечание редакции). Возможно, в определенных проектах это будет интересно партнерам, и это тоже будет реализовываться. Постепенно мы с вами будем отучиваться от использования ноутбуков и даже планшетов. Мы будем все больше и больше переходить на использование мобильных телефонов. Мы это называем сonverged experience. Все больше и больше платежных технологий возникают в тех или иных мессенджерах и чатах. И есть много примеров на других рынках, где чаты становятся одними из основных коммерческих платформ в принципе.

gagadget: Это будут банковские проекты или интернет-магазины?

Юрий Батхин: Всё идет к тому, что небольшие торговцы будут отказываться от создания своих сайтов и приложений, вместо них будут создаваться чат-боты. Либо просто чаты, не обязательно с функцией бота. Но вообще чат-боты — это будущее малой и средней коммерции.

gagadget: У того же Приватбанка есть возможность оплаты в мессенджере уже сейчас.

Юрий Батхин: Приватбанк зачастую задает тон в новых технологиях. Но, у нас, например, есть решение Mastercard-консьерж, в виде Telegram-бота. И мы планируем добавить туда в ближайшее время возможность расчета банковскими картами. А также использование кошелька Masterpass. Недавно запущенный чат-бот LeoBot уже дает возможность максимально удобно совершать денежные переводы с карты в кошельке Masterpass. Я думаю, что и другие компании будут все больше и больше использовать такие платформы.

gagadget: Консьерж работает у нас в стране?

Юрий Батхин: Да, Mastercard-консьерж работает в Telegram. Можете себе загрузить, если у вас есть карточка с поддержкой консьержа.

gagadget: А что он позволяет делать?

Юрий Батхин: По сути, базовые сервисы консьержа. Заказ столика в ресторане, заказ такси, заказ авиабилетов, цветов, подарков и прочее. 

gagadget: А как он авторизирует пользователя? По номеру карты?

Юрий Батхин: Он авторизует человека, человек создает себе аккаунт, а дальше тот подключает свои карты.

gagadget: Интересно, а можете рассказать о каких-то курьезах, связанных с ботами или новыми технологиями?

Юрий Батхин: Вы же знаете, деньги любят тишину. Чем меньше в нашей жизни курьезов, тем спокойней. Честно, не припомню за последнее время курьезы. Мы по голову погружены в те или иные инновационные проекты, новые разработки. Вот, к примеру, еще один тренд развития — возможность оплачивать бесконтактно, с помощью нетрадиционных устройств.

gagadget: Вы имеете в виду умные часы?

Юрий Батхин: Нет, не только часы. Кольца, браслеты и так далее. Но опять-таки, с использованием всех преимуществ токенизации. То есть, это не совсем те решения, которые анонсировались несколько лет назад, со встроенным специальным чипом, а возможность персонализации этого устройства через мобильный телефон. Устройство по Bluetooth общается с телефоном, и дальше телефон доставляет в него цифровой токен.

gagadget: То есть нас еще ждет развитие носимых устройств?

Юрий Батхин: Развитие будет проходить в тренде оцифровывания и токенизации. Это качественно новый этап: с одной стороны, у нас будут оставаться привычные, стандартные банковские карты в кошельке. Кто-то консервативен, а кто-то хочет иметь пластиковые карты как резерв. С другой стороны – активизируется тренд создания цифровых решений, которые все больше и больше в том или ином виде будут уходить в носимые устройства или в какие-то их заменители.

Так как у нас с вами в кармане есть постоянно подключенное к сети устройство, мы будем все больше тяготеть к его использованию для оплаты.

Для совершения различных оплат: онлайн и офлайн, в интернете, с помощью физического терминала, это могут быть денежные переводы, оплата через чат-ботов и так далее.

gagadget: Насколько критично для платежных операций со смартфона, чтобы телефон был подключен к интернету?

Юрий Батхин: Это зависит от типа операции. Если мы говорим об использовании телефона для оплаты в интернете, то, конечно, критично – так как в данном случае по-другому платежную операцию провести нельзя. Если мы говорим о бесконтактных операциях на терминалах — наличие интернета не критично. Такие решения как раз специально построены для того, чтобы дать возможность пользователю совершить несколько транзакций, даже если он не находится на связи. Вы спуститесь в метро на самую глубокую станцию в Киеве, и вы сможете рассчитаться. Вы спуститесь на нижний подземный этаж в торговом центре, где нет связи, или случайно у вас телефон отключится от всех видов связи — вы все равно сможете рассчитаться. Сам терминал всегда подключен к сети. У нас практически нет решений, где терминалы работают с офлайн-авторизацией. Терминал подключен всегда, а телефон для оплаты не обязан быть подключенным к интернету постоянно. Вместе с тем, с развитием 3G связь стала более доступной и повсеместной. И передача данных с задержкой, де-факто, уже уходит в прошлое.

gagadget: А сам банковский пластик жить будет еще долго, как вы считаете?

Юрий Батхин: Я думаю, что да. По разным причинам. Как я уже говорил, всегда будет категория консерваторов. Будут категории пользователей, имеющие оба решения. В конце концов, телефон может разрядиться, я могу выронить его из рук. В качестве некоего резервного решения, я думаю, пластик ничто не заменит. До тех пор, пока не возникнет внутреннее понимание: всё — теперь я могу полностью от него отказаться.

gagadget: Безналом еще платят самые «вкусные» клиенты. И компаниям нужна безналичная оплата.

Юрий Батхин: Это тот фактор, который всегда работал в карточной индустрии. С безналичными формами оплаты ты тратишь больше. У тебя нет стоппера от того, что у тебя ограниченное количество денег в кошельке. И ты можешь воспользоваться дополнительными возможностями – например кредитным лимитом. Это способствует спонтанной покупке.

gagadget: Кстати, а почему у нас не двигается тема с кредитными картами? В ходу только дебетовые.

Юрий Батхин: Банки сегодня активно развивают кредитные карточные продукты, и далее тренд будет только усиливаться. Однако есть нюанс и в том, что далеко не все готовы пользоваться кредитными картами. Есть те, кто хочет пользоваться кредитами и их не возвращать их, а есть и другие, кто боится пользоваться кредитами. Достаточно сложно найти такого клиента, который будет сбалансирован. Если я, как банк, выпущу вам кредитную карту, которой вы не будете пользоваться, я зря потрачу деньги на эмиссию карты. Я заинтересован, чтобы вы были достаточно активным пользователем, а также чтобы вы были кредитоспособным, чтобы деньги регулярно возвращали. Кризисные явления в стране, безусловно, повлияли на рынок кредитных карт.

gagadget: В каком направлении будут развиваться бесконтактные платежи в ближайшем будущем?

Юрий Батхин: Если говорить о тренде, наша глобальная цель — предложить пользователю универсальное устройство для всех платежных задач. И при этом – чтобы он имел цифровую карту на все случаи жизни, в том числе чтобы платить в POS-терминале и делать оплаты в интернете. У пользователя в итоге будет одна карта, либо один набор цифровых карт, для онлайн- и офлайн-оплат. Мы уже разработали оцифровку карт в кошельки Masterpass. Впервые в мире работает решение, позволяющее платить картами разных банков и в онлайне, и в приложении, а еще и бесконтактно в физических торговых точках. Пока, правда, о бесконтактных оплатах с Masterpass рано говорить в Украине, но в США такая технология уже работает.

Masterpass скоро станет нашим базовым цифровым платежным брендом, для всех типов платежей.

Кстати, когда мы говорим о платформе MDES, то одна из ее особенностей — возможность делать подобные интегрированные решения. Не ограничиваться только цифровым кошельком – это и платформа для токенизации интернета вещей. Брелоки, кольца и прочее — все, что вендоры пожелают.

gagadget: Платить часами — для обывателя выглядит как магия какая-то. Кстати, тот проект с Альфа-банком — как он «пошел»?

Юрий Батхин: С Альфа-банком? Смотря, как оценивать задачу. Если с точки зрения, как мы говорим, cashless lifestyle (безналичный образ жизни — примечание редакции),  — проект имел хороший эффект. В качестве демонстрации дополнительной возможности — как можно разнообразить безналичные платежи в жизни. Сейчас многие производители начинают выпускать «умные» часы. Samsung давно это делает, а сейчас и другие производители продолжают тренд. Такие проекты удлиняют жизненный цикл карты, дают новые возможности для управления таким циклом с появлением дополнительных цифровых сервисов. Когда мы запускали бесконтактные оплаты – у многих партнеров был шок «как это работает?», а сегодня – это уже повсеместный тренд, сегодня в том же метро платят на турникете и бесконтактной картой, и часами, и смартфоном.

gagadget: Это то, о чем вы говорили — сложно с точки зрения технологии, но очень просто с точки зрения использования?

Юрий Батхин: Да, поэтому в конечном итоге такие решения прекрасно работают. В случае с общественным транспортом, техническая реализация очень непростая, потому что это не стандартная торговая транзакция. Обычная оплата в торговой точке занимает больше времени, обычно до 10-15 секунд. В случае с проходом в метро модель простая — есть техническое требование: на принятие решения (пропускать вас или нет) дается всего 500 миллисекунд. На большее нет времени. За полсекунды сделать нормальную авторизацию нельзя. Пока нельзя. Поэтому в метро применяются совершенно другие подходы, позволяющие сделать так, чтобы турникет принял решение в этот временной промежуток. И сейчас даже визуально вам сложно поймать тот миг, который приходит между прикосновением карты и открытием турникета. 

gagadget: Но все же авторизация за это время проходит?

Безусловно, авторизация делается. Но есть много дополнительных технологических моментов, которые надо реализовать, чтобы решение вот так (щелкает пальцами) работало. Потому что, если делать стандартно, — то оно хоть и будет работать, но вы будете стоять у турникета в лучшем случае 5 секунд. И соберете у себя за спиной еще десяток людей. Поэтому такие бесконтактные платежные решения в транспорте – это сложные технологические проекты, требующие ресурсов и инвестиций.

gagadget: Транспортники может именно поэтому в каждом автобусе их не устанавливают?

Юрий Батхин: Наверное, тут вопрос к ним, прежде всего. Но что касается нас — мы и в личном общении, и по всем другим каналам коммуникации говорим о том, что у нас есть универсальная открытая модель платежного решения, позволяющая рассчитываться картой любого банка любой страны мира. Говорим как обо всех выгодах такой модели, так и о технических особенностях.

В киевском метрополитене уже более 10 млн транзакций было проведено с момента запуска бесконтактной оплаты.

Были использованы банковские карты 55 стран мира. Это очень достойный показатель, с точки зрения туристического потенциала.

Для тех, кто хочет знать больше

Поделиться

Ваш комментарий
2 комментария
Slash-22 гагаджетоман (1144 комментария)
11 августа 2017 г. 10:30:10 #

Очень интересная статья, спасибо. Жаль, что не затронули тему QR, MasterCard же тоже для этого "стандарт" в 2016 году разработал (или ранее) и запустил Masterpass QR.

Ответить
Slash-22
0
Евгений Бонд гагаджетоман (8326 комментариев)
14 августа 2017 г. 17:46:51 #

Вот цитата:

"Готовность рынка, на самом деле, очень высокая. Тому свидетельствует количество бесконтактных терминалов, их уже более 50%."

Вот я не понял, 50% от чего? Т.е. расчёт берётся исходя из общего количества терминалов для оплаты (ну те штуки, в которые можно вставить карту для оплаты чего-либо) и среди них новых терминалов с бесконтактом около 50%?

Что касается правила, когда в автобус садятся с передней двери... Это не всегда используется даже в Германии: если народа много, то открывают все двери и заходи с какой хочешь, если есть билет/проездной (всё равно, есть вероятность, что зайдут проверяющие с сюрпризом и начнут шмонать всех).

Ответить
Евгений Бонд
0